Невыносимая красота. Именно так я бы охарактеризовала спектакль В. Ю. Саркисова «Три сестры». Невыносимые и красивые сестры в исполнении актрис — Марины Львовой (Маши),  Марии Мельниковой (Ольги) и Маргариты Баголей (Ирины). Невыносимо красивые идеалы, к которым так стремится все семейство Прозоровых во главе с братом  Андреем (Юрий Котов).

Невыносимо красивая чеховская эпоха, которая с ювелирной точностью воссоздана на сцене драматического театра. Начинается все с Онегинского зала в доме-музее Станиславского – месте развития всех мизансцен. Неторопливые беседы за самоваром. Который такой же равноправный герой пьесы. «Оживив» самовар, режиссер Валерий Саркисов со стопроцентной точностью показывает чеховский быт. В сцене именин Ирины военный врач Иван Чебутыкин (Алексей Хореняк) вносит в дом Прозоровых большой пузатый самовар. На правах старого друга семейства Чебутыкин как бы напоминает молодым людям о символе русского дома, о сохранении русских традиций. С таким же вниманием к традициям 19 века созданы исторические костюмы героев. Кружева ручной работы на платьях героинь и аутентичные броши. Безупречно завершают их утонченные образы.

Невыносимо красивая и обреченная любовь Вершинина (Николай Смирнов) и Маши. Пара сложилась от начала их первой встречи. Когда «влюбленный майор» пространно философствует и тем самым только тешит одну из сестер, которая еще далека от настоящих сильных чувств. Однако к началу четвертого акта Маша признается сестрам, а главное себе, в том, что она любит Вершинина. И эта любовь взаимна. В финале накал их чувств достигает своего апогея. Сцена между влюбленными настолько сильная и невыносимая, что волна мурашек докатывается и до партера.

Только это все про ощущения, которые возникали в процессе создания истории. А не про сюжет. В центре сюжета — не три сестры! А Наталья (Алина Ващенко) – жена Андрея Прозорова. Одна она знает, чего хочет на самом деле — стать единственной хозяйкой в доме Прозоровых. Постепенно выживает семейство, а дом после карточного проигрыша мужа присваивает себе. Только у Чехова сюжетная линия не выходит на передний план. В след за Чеховым пошел и Саркисов, показав нам актуального классика. Пусть и через 120 лет

П.с. В каждом просмотренном спектакле я ищу символы – ответы на свои вопросы. У Чехова с Саркисовым они есть. Я нашла два таких символа — пожар и глухота сторожа земской управы Ферапонта. Пожар в 3-м акте сигнализирует о предстоящих трагедиях и принуждает к драматической развязке. Так и случается – Соленый убивает Тузенбаха. Вершинин отбывает на службу. Две сестры становятся еще более одинокими, чем были. Глухота Ферапонта, на первый взгляд, на руку только Андрею.  Потому как никому кроме глуховатого старого сторожа он покаяться не может и не хочет. Но это только на первый взгляд. Впоследствии понимаешь, что все члены семейства о чем-то говорят, но друг друга не слышат. Этим объясняется появление ширм во 2-ом акте, за которыми то и дело прячутся Ольга и Ирина. А вы ищете знаки?